Его прельстила молодость, ее - добротный дом

Его прельстила молодость, ее - добротный дом

В старину говорили: «Седина в бороду, бес в ребро». Однако второе пришествие поговорки пришлось на постсоветский период, когда в России вошли в «моду» неравные браки. Теперь мужчина, доживший до седин, не боясь осуждения партячейки, мог оставить выросших детей, «старую» жену и уйти к «молодой». Первопроходцами в этом деле стали новоявленные олигархи, а затем волна докатилась и до тех, кто не мог во втором браке компенсировать свой возраст материальными благами. И почти всегда, за редким исключением, такие браки оканчивались если не драмой, то трагедией.
Тринадцать - число несчастливое
Впрочем, «молодая» жена Ивана была и не такой уж молодой. За плечами у нее маячили скандальный  развод и двое взрослых сыновей от первого брака. Но, как всякая свободная женщина за сорок, она мечтала обрести достойного защитника и состоятельного покровителя. Тем более что сама Людмила, так звали разлучницу, являлась сторонницей патриархального уклада, в котором работать должен муж, а детей растить - жена…  
Познакомились они давно. В 1999 году на разбитной деревенской свадьбе яркая, веселая молодуха вывела женатого мужика в круг - вроде в шутку, но пронзил Ивана ее карий взгляд до глубины души. И заныло под ключицей у законной жены, которая в тот же вечер почувствовала неладное. Две дочки на выданье, а он косит на сторону! Вот ведь беда какая…
Иван и сам не рад был свалившемуся на него как снег на голову чувству. Первое время жил на две семьи. Потом, когда дочери замуж повыходили, переехал в Нижний, а Людмила перебралась поближе к нему - в Кстово. Иван купил дом в деревне Кстовского района, стали жить вместе. Нрав, конечно, у сожительницы был несахарный. Да и хозяйка она была так себе - ни приготовить, ни прибрать. Чем, спрашивается, занималась весь день, пока Ивана ждала с работы? Но зато гулянки любила: почитай, в деревне ни одна свадьба не обходилась без этой пары. Иван начнет роптать, а она как обовьет его шею белыми ручками, как прильнет жаровнею да поцелует крепко, он и забудет, что сказать хотел. Разница в годах у них была тринадцать лет - для стареющего мужчины этого оказалось достаточно, чтобы потерять голову.
«Когда я на почте служил ямщиком…»
Как ни бежал Иван от этой любви, она его все-таки настигла. Тот, кстовский, домик он продал, поселился, было, отшельником в Вачском районе. Людмила и туда приехала. И снова жарко зашептала на ухо:
- Ребеночка тебе рожу…
Каково это слышать мужику, перешагнувшему полувековой рубеж?
Так Иван женился во второй раз… В 2012 году, когда на свет появилась их дочка Ульяна, молодожены жили в большом добротном доме в селе Пожарки Сергачского района. Почему именно в этом районе Иван решил купить дом? Людмила уговорила: в соседнем  селе жили ее родители. Тесть, кстати, нарадоваться не мог на зятя: серьезный, работящий, домовитый - может, хоть он призовет эту вертихвостку к порядку! А теща бурчала. Мол, больно стар да неказист для их красавицы…
Поначалу все у них было хорошо. Иван работал на почте водителем, Людмила по-прежнему сидела дома, но теперь она нянчилась с дитем - причина уважительная. Когда же дочка подросла, муж сначала робко предложил:
- Давай хоть скотину какую заведем, все при деле будешь! Да и деньги нам теперь нужны…
Против телят, овец и поросенка молодая мать не возражала. Но и ухаживать, похоже, за ними не собиралась. Все опять легло на плечи Ивана. С утра, до работы, животных накормит, а вечером, после работы, стойло вычистит.
- Фу, опять от тебя навозом воняет! - морщилась Людмила, ложась в постель. И все чаще жаловалась, что муж мало зарабатывает. А Иван разрывался между почтой и свинарником - Ульянку только по выходным и видел неспящей.
Здравствуйте, мама!
Когда скандалы в доме Ивана участились, Людмила решила призвать на подмогу маму. Та приезжала и оставалась ночевать сначала раз в неделю, потом чаще. А когда тестя схоронили, поселилась у них на всю зиму: дескать, дом у нее холодный, а у зятя тепло и свободно. Да только жалобы теперь переросли в угрозы:
- На развод подам, по миру пущу, бомжевать будешь! - кричала в запале Людмила, намекая на то, что дом  при разводе она отсудит. И для начала подала на алименты, однако суд принял сторону еще законного мужа и ей отказал. Опасаясь на старости лет остаться без крыши над головой, Иван оформил дарственную на часть дома в пользу дочери от первого брака. Что тут началось!
Жили они теперь отдельно, хоть и под одной крышей. Иван работал, ходил за скотиной, сам себе готовил и стирал. Теща с женой и дочкой жили на своей половине: чем они занимались, он не знал. До поры. А однажды через приоткрытую дверь увидел в «тещиной» комнате какие-то коробки. Зашел, ковырнул одну из них - там лежал упакованный сервиз, который он когда-то на премию купил…
Из материалов уголовного дела:
По версии следствия, 12 апреля 2018 года в вечернее время в доме, расположенном в cеле Пожарки Сергачского района, в ходе семейной ссоры обвиняемый нанес несколько ножевых ранений 47-летней жене и множественные ранения 71-летней теще. Тела погибших он перенес в сарай, расположенный на территории домовладения. Сам приехал в соседнее село и предпринял попытку свести счеты с жизнью…
На круги своя
Иван теперь и не вспомнит, почему его понесло в родительский дом. После того, как рухнули к его ногам сначала теща, а потом и подоспевшая с криком жена, убивца колотило как в лихорадке. Сам за руль не сел, попросил соседа. В отчем доме с заколоченными окнами отыскал ключ под притолокой, шагнул в гараж. Вся жизнь пронеслась перед глазами - как цветное кино на перемотке. Когда толкнул ногой из-под себя колченогую табуретку, а веревка впилась в горло, в дверь уже ломились полицейские.
- Спокойный такой, коренастый, настоящий деревенский мужик, - рассказывая о недавнем подследственном, руководитель Сергачского МСО СУ СКР по Нижегородской области майор юстиции Алексей Кораблев, судя по всему, изо всех сил старался скрыть свое отношение к убийце, который до этого случая ни разу не преступил закон.
- Вляпался он с этой семейкой! - сочувственно качали головами соседи. - Ни за понюх табаку пропал мужик…
Соседи также рассказали, что шестилетнюю Ульяну забрала к себе старшая дочь Ивана, сестра малышки по отцу.
А на днях Сергачский суд вынес приговор спасенному убийце, который скоро вступит в силу: 17 лет лишения свободы.
Татьяна Чинякова.
(Имена фигурантов изменены автором из этических соображений.)